75.jpg

 

«морская пехота»

родом из моего

детства        3 часть

 

После окончания Ленинградского института киноинженеров по совету отца я подписал распределение в киногруппу Владивостокской студии телевидения. Как у многих выпускники вузов страны, у меня начались сборы в дальнюю дорогу. Я хотел лететь налегке с небольшим чемоданчиком. Отец настаивал на багаже с теплым одеялом, подушкой, овчинным тулупом. Ему было невдомек, что наше студенческое племя отправляется в дальние края не спать, а "за мечтой и за запахами тайги". Начиналась новая, взрослая жизнь, без папы, без мамы! Владивосток одновременно и манил и пугал.

Летел самолетом ТУ-104, недавно открытым рейсом в "закрытый порт Владивосток". Под крылом самолета медленной панорамой проплывала необъятная страна. На память приходили кадры исторического прошлого. Ведь кто-то из героев фильмов, так же как и я, открывал для себя впервые эти безмерные просторы.

Лайнер делал промежуточные посадки в Свердловске, Новосибирске, Иркутске, Красноярске, Хабаровске. На Урале и в Сибири уже выпал первый снег. От страха и для согрева летел под коньячок в компании веселых лейтенантов - выпускников Высшего военно-морского училища, отправлявшихся к месту первой службы на Тихоокеанском флоте.

Владивосток встретил нас пустынным полем. На дощатом бараке аэровокзала болтался одинокий кумач с надписью: «Добро пожаловать во Владивосток» По аэродрому гуляла собачья свадьба. Веселые лейтенанты умчались на флотском автобусе. А я остался на чемодане в малодушном раздумье: "Об этом ли мечтал молодой кинематографист? Может быть, взять билет на обратный рейс? Хорошо, что у меня один чемодан". Я уже скормил собакам аэрофлотские леденцы, а сакраментальное решение "быть или не быть" не приходило.

Жизнь сама находит выход из безжизненных ситуаций. Мои печальные думы нарушил разбитной таксист. Он подхватил чемодан и тоном, не требующим возражения, заявил: «Радуйся студент, ты прибыл в страну семи чудес, рай для грешников!». И мы помчали мимо живописной курортной зоны, вдоль Амурского залива. Сопки, покрытые лесами, плавно опускались к самому урезу воды. На изумрудной волне качались белоснежные яхты. Приморская осень была упоительна и щедра на яркие краски. Печаль растворилась, как кусок рафинада в чашке чая. Владивосток радостно принял в объятия своего сына, вернувшегося после двадцатилетней разлуки.

ХРУЩЕВ.jpg

Октябрь 1959 года. Владивосток встречал торжественно высокого гостья, Никиту Сергеевича Хрущева. На снимке слева от Н.С.Хрущева Первый секретарь Обкома КПСС Василий Ефимович Чернышев, Командующий Тихоокеанским флотом адмирал Виталий Алексеевич Фокин. Справа от Н.С.Хрущева Главком ВМС СССР адмирал флота Советского Союза Сергей Георгиевич Горшков. Эту редкую фотографию прислал мне на память потомок рода Силиных. Из архива режиссера Олега Канищева.

Мой прилет в столицу Приморского края совпал с приездом Н.С.Хрущева, который прибыл в город после поездки в Америку. Находясь в США и стоя на трибуне в ООН, Никита Хрущёв пообещал американцам показать "Кузькину мать". А в знак необратимости обещанного взял да и настучал своим ботинком по столешнице высокой трибуны. Можно сказать с уверенностью, что тогда он имел в виду первую в мире ракетную подводную лодку, сделанную на Дальзаводе. На торпедной дизельной субмарине установили три металлические шахты. "Кузькина мама" выбрасывала из своего чрева морские ракеты с ядерными боеголовками. Таких подлодок не было во всем мире.

В конце 1959 года Тихоокеанский военно-морской флот СССР принял на вооружение и включил в боевой состав эту подлодку. В начале следующего года она вышла на боевое дежурство в Тихий океан к берегам Америки. Но 8 марта 1960 года потерпела катастрофу и из своего первого океанского похода не вернулась.

«Кузькина мать» от Никиты Сергеевича» вместе со всем своим боевым экипажем покоится на дне Тихого океана у Гавайских островов на правом боку, с тремя выпавшими из своих шахт ракетами с ядерными боеголовками. Но самое страшное в том, что командование ТОФ заявило руководству страны, родственникам и семьям погибших моряков о том, что экипаж подлодки «Кузькина мать» изменил Родине, присяге и добровольно сдался в плен вероятному противнику.

Но вернемся в октябрь 1959 года. Никита Сергеевич был настолько очарован чудесной погодой и красотой бухты Золотой Рог, что решил сделать Владивосток лучше и краше Сан-Франциско. От своих щедрот Хрущев отменил приморцам «дальневосточные», но положил начало масштабному строительству жилья "Большой Владивосток". Именно в этот период появится фуникулер, сказочный канатный трамвайчик - единственный в Советском Союзе. Совсем недавно осуществилась последняя заветная мечта Никиты Сергеевича – возведен вантовый мост через бухту Золотой Рог, Он построен к саммиту АТЭС и стал поистине украшением города.

Директор студии телевидения, Константин Евгеньевич Селезнев, поселил меня на пару дней в домике по улице Дзержинского (ныне улица Фонтанная) у киномеханика Петра Ивановича Гончарова. Это он вместе с Виктором Назаренко и Алексеем Квачом 28 июля 1955 года с 19.00 до 22.00 часов провели первую телевизионную передачу и положили начало телевизионному вещанию во Владивостоке.

НАЗ+ГОНЧ..jpg

НАЗ+КВАЧ.jpg

1956 год. Создатели Владивостокской студии телевидения Виктор Емельянович Назаренко и Петр Иванович Гончаров. Из архива ВГТРК "Влаливосток".

1956 год. Создатели Владивостокской студии телевидения Виктор Емельянович Назаренко и Алексей Степанович Квач. Из архива режиссера Олега Канищева.

 

СТУДИЯ.jpg

КАН+ГРИГ.jpg

1959 год, Владивосток. Старое здание радиодома, в котором размещалось Владивостокская студия телевидения, находилось у подножья Орлиной сопке по адресу Уборевича, 20«А». В начале 60-х годов в здании надстроили еще один этаж, оснастили кинооборудованием и открыли студию «Дальтелефильм» Из архива режиссера Олега Канищева

1959 год. Один из первых дикторов Владивостокской студии телевидения Григорий Петренко готовится к эфиру. Справа режиссер Олег Канищев. Нас с Гришей связывало много лет доброй сердечной дружбы на "ты". Вместе делили все невзгоды и преимущества холостяцкой жизни. Из архива режиссера Олега Канищева.

 

Пока светило солнце и было непривычно тепло для поздней осени, я сносно переносил расставание с Ленинградом, с друзьями, с родным домом. Но вот задул ветер, выпал первый снег, обледенели, уходящие в небо, улицы. Я загрустил и стал похож на унылую ворону, которая зимой сунет клюв под крыло и сидит свесив лапки. Щемящее чувство о прошлом, закрепленное в памяти счастливыми воспоминаниями, все чаще и чаще стало посещать меня. Огромный мир, оставленный мной на другой половине Земли, снился мне во сне и наяву. Причина проста, как Пифагоровы штаны. Работа по профессии не состоялась. В запуске был один кинофильм. Вместо съемок мне поручали сбегать за «белой головкой». Старшие товарищи считали хождение в гастроном - школой жизни. Творческие отношения с режиссером не сложились. И меня за профнепригодность «ушли» на телевизионное вещание.

ПРОСМОТР.jpg

ПУЛЬТ ТВ.jpg

50-е годы. Владивосток. Просмотр телевизионных передач привычно собирал соседей владивостокских коммуналок. Такая картина наблюдалась по всей стране. Для горожан голубые экраны успели стать каждодневным и желанным развлечением. Из архива режиссера Олега Канищева.

1959 год. Для профессионалов – творцов и критиков – телевидение только вступило в пору творческих поисков и дискуссий. На снимке творческая группа выдает передачу в эфир. За пультом слева направо: звукорежиссер Олег Канищев, режиссер литературно-художественных передач Вера Казакова, ассистент режиссера фамилию запамятовал. Вера Акимовна пришла в режиссуру из актрис. В 1956г. первая осуществила телевизионную постановку. Была режиссером концертов и праздников. После А.И.Шинкаренко и А.Е.Масленникова занимала пост главного режиссера. Из архива режиссера Олега Канищева.

 

Владивостокская студия открывала свои программы в 19 часов. Вещание шло два с половиной часа. В понедельник – день тяжелый вещания не было. По регламенту велись профилактические работы. Четверг считался академическим днем для самообразования. В остальные дни вещательная сетка состояла из выпусков новостей, двумя-тремя несложными передачами и на "сладкое" - художественный фильм. Чтобы как-то занять себя, я часами слушал записи музыки. Фонотека Примтелерадио была одной из лучших в стране и насчитывала более 20 тысяч произведений мировой классики.

Говорят, слово лечит, но не в моем случае. Слова слишком грубы, затасканы, опошлены. С таким испорченным материалом нельзя создать волшебную таблетку. Воплощая эмоции, музыка всегда математически совершенна и точна во всех оттенках внутреннего мир человека. Чтобы ностальгия не перешла в депрессию, меня врачевали Первый концерт Петра Ильича Чайковского и второй концерт для фортепиано с оркестром Сергея Васильевича Рахманинова. Удивительный мир музыки, помогал преодолеть трудности настоящего и помечтать о будущем.

ПУЛЬТ.jpg

КУРЯТНИК.jpg

1959 год. В это время стоял даже такой сакраментальный вопрос: "Что есть телевидение? Новый специфический вид искусства или просто небывалое техническое средство передачи массовой инеформации?" За пультом слева направо: звукорежиссер Олег Канищев, за спиной - журналист Валентин Ткачев, режиссер общественно-политических передач Вячеслав Соболь, ассистент режиссера Алевтина Шевчук. Вячеслав Соболь пришел в режиссуру из дикторов радио. В иерархии режиссеров студии беспартийный Вячеслав Михайлович занимал четвертое место. Валентин Александрович Ткачев сделал блестящую карьеру, пройдя тернистый путь от журналиста до Председателя Примтелерадио и зав. кафедрой Дальневосточного государственного университета. Из архива режиссера Олега Канищева.

1960 год. Вскоре творческие группы стали выбираться за стены студии. Если редакторы и сценаристы придумывали, как увлечь зрителей сюжетом, то перед режиссерами, операторами, звукорежиссерами, случалось, вставала проблема, как, каким образом это показать при весьма скромных технических возможностях.Олег Канищев на съемках сюжетов для редакции сельскохозяйственных передач. Из архива режиссера Олега Канищева

 

Первый 2 месяца, пока были деньги, я снимал номера в гостиницах. С понедельника до воскресенья жил в двадцати местном номере «Золотого Рога». А на выходной день заезжал в одноместный в «Челюскине». Это была единственная возможность выспаться, принять ванну, постирать и погладить рубашки. "Челюскин" считался самым престижным отелем и рестораном города. Номера просто царские - ванная и телефон, бронзовые канделябры и хрустальные люстры, высокие потолки и широкие кровати, белоснежное постельное белье и отличная ресторанная кухня.

Из всех гостинец, построенных до революции, в городе сохранились только "Версаль" (с 1934 года "Челюскин") и "Золотой Рог". Видимо, строители возводили здания с душой и на совесть, скрепляя кирпичи фабрики Старцева яичным белком! "Версаль" переименовали в "Челюскин" после того, как в гостинице останавливались герои-полярники с затёртого льдами одноименного парохода.

В 1927 году отель получил ещё одно название "Владивостокский Голливуд". Группа московских кинематографистов из "Совкино" снимала во Владивостоке фильм "Клеймо креста" о жизни корейцев. В связи со съемками в цоколе "Версаля" была оборудована кинолаборатория по последнему слову техники того времени.

Владивосток постепенно завоевывал славу кинематографической столицы.В 1928 году в "Версале" останавливалась другая съемочная группа "Совкино", снимавшая документальный фильм "К берегам Тихого Океана". Кадры их этого фильма послужили основой для создания 1968 году студией "Дальтелефильм" кинолент: "Города и годы"-I серия и "Дальневосточный экспресс"-II серия (режиссеры Олег Канищев и Евгений Рябко, текст читает Олег Табаков). Эти фильмы и сейчас можно посмотреть в Интернете. Полюбоваться Владивостоком анфас и профиль далёких 1928г. и 1968г. прошлого века.

ВЕРСАЛЬ.jpg

50-е годы. Владивосток. Лучшая гостиница города - "Челюскин", где я имел удовольствие нежиться в ванне и отдыхать от бытовых забот в октябре-декабре 1959 года. Некоторые студийные коллеги просили дать им ключ от номера, чтобы "поволшебничать" с любимой женщиной. Из воспоминаний режиссера Олега Канищева.

Владивосток, как всякий портовый город, имел множество питейных заведений. Мы с диктором телевидения Гришей Петренко, тоже холостым и бездомным, после телевизионного вещания посещали «злачные места» в зависимости от настроения и целей. В них можно было за дешево вкусно поесть, хлопнуть чарку "слезы Магдалины", поговорить за жизнь. Ресторан - это не столовая. Здесь не принято сидеть в позе гонщика, низко склонившись над тарелкой. Ресторан создан, прежде всего, для неспешного общения, приправленного вкусной едой и легким алкоголем. Мы с Гришей, словно Моцарт и Сальери, с фужерами красного вина обсуждали творческие вопросы и городские новости. Гришу, зачастую, узнавали и к нашему разговору подключались новые собеседники. О знаменитых ресторанах Владика мне хочется привести любопытное свидетельство инженер-лейтенанта, прибывшего на Тихоокеанский флот в том же 1959 году после окончания Ленинградского военно-морского училища им. Ф.Э. Дзержинского:

«Я ужинал каждый раз в одном из ресторанов Владивостока. Их в то время было всего семь, и характеризовались они следующим образом: «Челюскин» (ресторан при одноименной гостинице) - ныне «Версаль». О нем говорили: если хочешь хорошо отдохнуть, иди в «Челюскин». До сих пор помню: самое дорогое порционное блюдо «рябчик, жаренный в сметане», - стоило 17 руб. 50 коп. Согласитесь, что при зарплате в 2000 рублей всем обеспеченного лейтенанта это была просто смешная цена. Ресторан «Приморье» - слева от железнодорожного вокзала: если хочешь познакомиться с девицей определенного поведения и за¬тем с вендиспансером, иди в «Приморье». Здание не сохранилось. «Гудок» - ресторан железнодорожного вокзала: если очень мало времени, а хочется быстро и вкусно поесть, направляйся в «Гудок».

ЗОЛОТОЙ РОГ.jpg

50-годы. Ресторан "Золотой Рог". Фартовые люди говорили: "Золотой Рог" - ресторан для рыбаков, таксистов, карточных шулеров. Хочешь "помахать руками" и получить по "фейсу" - тебе прямая дорога в "Золотой Рог". И шницель здесь подавали жесткий и старый, как водопровод, сработанный ещё рабами Рима. Из воспоминаний режиссера Олега Канищева.

Уважаешь восточную кухню, иди в «Арагви». «Золотой Рог» - ресторан при одноименной гостинице. Сейчас здесь торговый центр «Золотой Рог». Говорили - если хочешь подраться, отправляйся в «Золотой Рог». «Тихоокеанец» - на 2-м этаже нынешнего «женского» ГУМа, напротив Дома офицеров флота: ес¬ли хочешь познакомиться с девушкой, ищущей себе в мужья флотского офицера, и от души потанцевать, иди в «Тихоокеанец». «Уссури» - официальное название ресторана на ул. Ленинской. Находился наискосок от стадиона «Авангард» и прямо на¬против бывшей Мальцевской переправы. Сейчас этого здания уже нет. Неофициальные названия - «Тайга», «Капкан», «Тигра» и т.п. По вечерам там пела цыганские песни хромая аккордеонистка. Знающие люди уверяли: если хочешь, чтобы тебе голову оторвали, посети «Уссури». Утром ровно в 7 часов 30 минут прямо у входной двери этого заведения открывался фуршетный столик, помогающий идущим на работу дальзаводчанам «поправить здоровье» после вчерашнего». Не правда ли, талантливо рассказано, почти, как у московского репортера редкого жизнелюбия - Гиляровского.

Ярославский вокзал, о котором так много и интересно бытописал "дядя Гиляй" послужил прообразом вокзала Владивостока. И это не случайное совпадение. Во Владивостоке заканчивается самая длинная в мире железнодорожная транссибирская магистраль, соединяющая Москву и Владивосток. И эти два вокзала, как скрепы, объединяют огромную страну. В Москве ее разум, а душа и сердце - во Владивостоке. Великому Транссибу я посвятил несколько фильмов, отмеченных фестивальными наградами: "Транссиб. Начало пути", "Евразийский мост", "Города и годы", "Дальневосточный экспресс". "100 лет Великому Сибирскому пути".

КАН+ДЗЕМИ.jpg

1960 год.Владивосток. Фотография точно отражает мое состояние в первый год работы на Владивостокской студии телевидения. Я, действительно, был похож на унылую ворону. Причина проста - работа по профессии не состоялась. На снимке с редактором отдела информации Володей Дземисюком, который поддерживал меня хорошим анекдотом и порцией свежих новостей. Из архива режиссера Олега Канищева

Я знакомился с Владивостоком по вечерам после программ телевидения, когда неспешно спускался по Уборевича в центр города, чтобы поужинать в одном из ресторанов. В это время суток город становится сказочно красив. Зажигаются вечерние огни домов, причалов, приходящих и уходящих судов. Вечернее небо льет сиреневым туманом мерцающий свет далеких звезд. И где-то среди них мчатся над Владивостоком Гончие Псы. Портовый город в вечном движении. Трубный глас пароходов... Перезвон корабельных рынд... Паровозные гудки... Диспетчерские команды... Первый, первый, убери «поражняк» с восьмого пути... Гул отправлений и пребываний... Пирсы, причалы, перроны - в них пламень встреч и боль разлук... Движенье ночного города, как жизнь, неумолима. Она уходит с поездами и судами в бесконечность.

Однажды у памятника Ленину, что напротив железнодорожного вокзала, ко мне подошла "дочь Евы" с бледным пергаментным лицом. Осенний ветер закручивал её юбку вокруг узких бедер. От неё веяло запахом одинокой женщины. На желтом от никотина пальце болталась связка ключей. Она начала со мной разговор с оценивающего взгляда. В словах о стоимости услуг не чувствовалось ни стыдливости, ни робости. Взгляд жрицы любви был спокоен и чист. В нем не было не тени смущения, ни капли женской игривости. У меня сразу возникла какая-то преграда. Может быть, инстинктивное отвращение к болезни, которую я мог подхватить. Под благостной сенью вождя мирового пролетариата всё окончилось только разговором. Владимир Ильич и отцовские наставления уберегли комсомольца от любопытства. Вот так начинались мои университеты - эх, гуляй молодой, не зарегистрированный! Так изучал жизнь в противоречивых ипостасях и умнел сердцем. Первой пробой моего режиссерского пера были фильмы о "кочевом племени" - моряках и рыбаках, с которыми, зачастую, знакомился в кабаках за рюмкой чая.

Летом 1967 года на съемках документальной картины «Анна Ивановна» я сходил матросом в кругосветное плаванье на борту теплохода «Охотск». Судно перевозило тетюхинскую руду из Владивостока вокруг Африки в Николаев, что на Украине. Почему вокруг Африки? Суэцкий канал в тот год был закрыт из-за военных действий между Египтом и Израилем.  8 августа на широте 0 градусов, восточной долготы – 91 градусов 10 минут, царь морей Нептун и его черти посвятили меня в мореходы: омыли в купели, поставили большую печать на попе и  нарекли именем  «Барракуда».

 

ОХОТСК-1967.jpg

РАЗДНИК НЕПТУНА1967.jpg

1967 год. Борт т/х. «Охотск». Летом 1967 года на съемках документальной картины «Анна Ивановна» я сходил матросом в кругосветное плаванье. Из архива  режиссера Олега Канищева

1967 год. Борт т/х. «Охотск». Праздник Нептуна. Капитан Анна Ивановна Щетинина в полном восторге от посвящения съемочной группы в мореходы. Из архива режиссера Олега Канищева.

 

Мой фильм рассказывал о судьбе первой в мире женщины-капитана Анны Ивановны Щетининой.  В тот 40-дневный рейс через моря и океаны теплоход «Охотск» прошел 16 тысяч морских миль. Беспокойная круглосуточная  работа его экипажа и  капитана были связующей конвой рассказов Анны Ивановны Щетининой о дальних походах, о встречах с удивительными странами, о Великой Отечественной войне, о воспитании поколения моряков в стенах Дальневосточного Высшего мореходного училища имени Г.И.Невельского.

ИНТЕРВЬЮ С ЩЕТИНИНОЙ-1967.jpg

МОСТИК.jpg

1967 год. «Охотск» на рейде Сингапура встретился с судном «Жан-Жорес», на котором в годы войны ходила капитаном Анна Ивановна Щетинина. Момент съемки, слева режиссер Олег Канищев берёт интервью.

1967 год. Борт т/х. «Охотск». В ходовой рубке капитан Анна Ивановна Щетинина. В минуты швартовки или прохода опасных мест капитан всегда у машинного телеграфа.

В феврале 1943 года в Лос-Анджелесе Анна Ивановна получала судно серии ЕС-2, типа «Либерти» («Свобода»). В моем  сценарии и фильме этот рассказ записан со слов капитан А.И.Щетинина:  «От представителя закупочной комиссии я узнала, что новому судну присвоено название «Жан-Жорес». Из всех экскурсии, на которых мы побывали за время приема судна, наибольшее впечатление оставило посещение Голливуда, организованное для экипажей «Жа­н Жореса» и «Войкова» Советским Генеральным Кон­сульством в Лос-Анджелесе.

МОРСКИЕ КЛАССЫ.jpg

РАКТИКА.jpg

Анна Ивановна Щетинина не только капитан дальнего плавания, но и доцент кафедры «Морское дело» Дальневосточного высшего мореходного училища имени Г,И.Невельского, автор замечательных книг воспоминаний «На морях и за морями» и «По разным морским дорогам». В 1978 году знаменитому капитану заслуженно присвоено высокое звание Героя социалистического труда.

 

В Голливуде  нам посчастливилось быть гостями одной из крупней­ших кинокомпаний — «Твентис сенчюри фокс филм корпорейшн». На территории киностудии мы попали в какой-то пестрый сказочный мир: вокруг были самые различные де­корации для съемок на все случаи... Нас встретил режиссер фирмы — пожилой  человек, отрекомендовавшийся Борисом Морозом, эмигрантом из царской России. Хотя он говорил по-русски хорошо, но акцент у него, безусловно, был американский. Борис Мороз рассказал нам о кинематографической фирме и ее фильмах. Она занимает обширную террито­рию — целый городок, в котором живут и работают не­сколько десятков тысяч человек. Нас познакомили со многими кинозвездами. Потом последовало представление заведующему фирмой, кото­рый оказался тоже выходцем из России. В его кабинете нас ждал большой сюрприз.

СТРИТ.jpg

ЩЕТИНИНА 1943.jpg

В феврале 1943 года в Лос-Анджелесе Анна Ивановна получала судно серии ЕС-2, типа «Либерти» («Свобода»). Фотографии из семейного архива капитана Щетининой, используемые в фильме «Анна Ивановна» (автор сценария и режиссер Олег Канищев, оператор Петр Якимов).

 

Нам предложили прослушать патефонную пластин­ку, и мы услышали: «Это говорит Борис Мороз, режиссер американской кинематографической фирмы «Твентис сенчюри фокс филм корпорейшн». Эта первая запись «Ин­тернационала» сделана нашим оркестром под управле­нием дирижера Альфреда Хьюмана в честь женщины — капитана русского парохода «Жан Жорес» Анны Ива­новны Щетининой. Особое желание заведующего на­шей фирмой подарить команде эту пластинку...» Наплывая на последние слова, раздались величественные звуки «Ин­тернационала»... Трудно было выразить те сильные чув­ства, которые владели мною... Горстка советских людей на далеком западном континенте слышит гимн своей стра­ны (до 15 марта 1944 года «Интернационал» являлся Гимном Советского Союза – разрядка О. К.), страны открывшей новую эру в истории человече­ства, страны, которая приняла на себя главный удар в жестокой битве с фашизмом. Гимн—это дань уваже­ния ко всем советским людям...

ЩЕТИНИНА В ГОЛЛИВУДЕ.jpg

1943 ГОД.  Голливуд. На снимке слева капитан «Жан Жореса» Анна Ивановна Щетинина, за спиной Щетининой высокого роста Иван Александрович Ман — легендарный советский капитан «Войкова», в центре в темном костюме Борис Мороз. Фотографии из семейного архива капитана Щетининой, используемые в фильме «Анна Ивановна» (автор сценария и режиссер Олег Канищев, оператор Петр Якимов).

Во время рейса с капитаном Щетининой на «Охотске» я  вспомнил о знаменитом брехтовском эффекте «отчуждения», который создавал ощущение непривычности, новизны взгляда на материал, казалось бы, заштампованный за многие годы в изображении темы «человек и море». После некоторых раздумий, благо свободного времени на судне было предостаточно,  я попросил оператора Петра Якимова сделать круговую панораму с верхней точки мачты сухогруза объективом с фокусным расстоянием 18мм.   «Рыбий глаз» - так называют профессионалы этот объектив – трансформировал  окружающее море  в виде, вздыбленного огромными волнами, выпуклого полушария. И когда во время монтажа картины мы подложил под этот кадр запись с конферансом Бориса Мороза, с исполнением «Интернационала» и волнующие слова нашей героини – возник потрясающий новый звукозрительный образ.

Вот как писал известный кинокритик Николай Кладо об этом кульминационном эпизоде: «К достоинствам владивостокского   фильма надо отнести то, что, рассказывая  о первой женщине-капитане Анне Ивановне Щетининой, режиссер  Олег Канищев не ограничился фактами её биографии, а в многочисленных ретроспекциях, путем монтажа документальных кадров из  киноархивов попытался раскрыть особенности времени, в котором проходила молодость героини, вырабатывались свойственные ей высокие моральные качества. Особенно впечатляет эпизод вручения Щетининой в США  во время Великой Отечественной войны построенного для нас корабля и пластинки с исполнением «Интернационала»

ПРОСМОТР.jpg

ПРОГРАММА.jpg

14 июля 1968 года в Риге открылся III Всесоюзный фестиваль "Человек и море". В конкурсе приняли участие: 6 студий РСФСР и 4 республиканские студии телевидения. На фестиваль было представлено 19 фильмов. На снимке делегация от Приморья - председатель Примтелерадио Семен Владимирович Юрченко и слева кинорежиссер Олег Канищев на просмотре телевизионных программ. Из архива режиссера Олега Канищева.  

Июль 1968г, Рига. Каждый вечер устроители фестиваля "Человек и море" любезно предлагали участником конкурса разнообразные программы вечернего отдыха. Из архива режиссера Олега Канищева.

ИТОГИ.jpg

ВРУЧЕНИЕ.jpg

21 июля 1968г. были подведены предварительные итоги конкурса. Состоялось обсуждение представленных программ. На снимке Виталий Назаров - Главный редактор управления местного телевидения Гостелерадио СССР выступил с анализом работы фильмопроизводящих студий телевидения. Из архива режиссера Олега Канищева.  

Вечером 21 июля в торжественно обстановке было объявлено, что Главный Приз "Серебряные сети" и Диплом I степени присужден фильму "Анна Ивановна" Приморского комитета по телевидению и радиовещанию. На снимке Виталий Назаров вручает Приз и Диплом кинорежиссеру Олегу Канищеву и Председателю Примтелерадио Семену Владимировичу Юрченко. Из архива режиссера Олега Канищева.

ВЫСТУПЛЕНИЕ НА ТВ.jpg

КАН-ПРИЗ.jpg

22 июля призеров фестиваля пригласили выступить по Рижскому телевидению с показом кинолент, удостоенных наград. На снимке режиссер Олег Канищев, рядом автор-режиссер Иван Дюбин. Его картина "Скумбрия" Сахалинского комитета отмечена Призом и Диплом редакции журнала "Рыбное хозяйство". Приз и Диплом Министерства рыбного хозяйства СССР получил фильм "Путешествие будет долгим" режиссера Игоря Каждана. Из архива режиссера Олега Канищева.   

"Серебряная сеть" была четвертой моей наградой за фильмы о моряках и рыбаках.И первой - когда Приз вручили мне очно. Фестивальные награды за киноленты: "Там, где сходятся меридианы"(оператор Борис Колобов), "Дорога легла за экватор"(оператор Петр Якимов), "Дыхание моря" (оператор Виталий Пупышев), получали руководители. Они же, как правило, украшали дипломами и призами свои кабинеты. Такова была порочная система. К сожалению, приз "Серебряные сети утрачен". Из воспоминаний режиссера Олега Канищева.

Фильм «Анна Ивановна» получил Главный приз «Серебряные сети» на III Всесоюзном фестивале «Человек и море»  (Рига,1968г.) и на III Всесоюзном фестивале телефильмов -  Приз Ле­нинградской базы океани­ческого рыболовного фло­та «За лучшую разработку темы «Человек и море» (Ленинград,1969г.).

И все же фильмы на военно-патриотическую тему занимали в моём творчестве первое место. Особый пафос меня охватывал при съемках воинских ритуалов.  Это был мой конёк. Не было ни одного фильма на военно-патриотическую тему, где бы наша съёмочная группа не сняла эпизоды с торжественным прохождением войск Владивостокского гарнизона или церемониал  роты почетного караула. Я просто упивался музыкой военного оркестра и приходил в неописуемый восторг от строевой выучки каждого воина и слаженности строя подразделений.

Первой моей киносъёмкой воинского ритуала был церемониал «Перекличка и коленопреклонение войск Владивостокского гарнизона». Ранней весной 1965 года журналист Валентин Ткачёв – Главный редактор киногруппы - предложил мне снять фильм-репортаж о праздничной поверке войск Владивостокского гарнизона 9 Мая - День  Победы в Великой Отечественной войне. Это было впервые, когда страна торжественно отмечала 20-летний юбилей знаменательной даты.

АРАД.jpg

Untitled-3 copy.jpg

1975г. Во время съемок  фильма «Крылатые моряки». В парадном строю офицеры дивизии бомбардировочной авиации КТОФ. Архив режиссера Олега Канищева

1973  год.  На съемках сводного оркестра КТОФ к.ф. «Морская пехота». На снимке режиссер Олег Канищев и оператор Петр Якимов.  Архив режиссера Олега Канищева

Сложность замысла заключалось в том, что следовало за 24 часа провести киносъемки репортажа и отправить фильм в Москву для показа по телевизионным каналам в европейской части нашей страны. Сегодня в век космической связи и видеозаписи изображения этот проект был бы осуществлен  без труда в считанные часы. Но в те дни эта была задача архи сложной. Тут и  многокамерные киносъёмки, и проявка негатива, и печать рабочего позитива. Монтаж, написание и запись дикторского текста, подбор негатива, показ ленты военной цензуре. Печать копии, её проявка и отправка фильма в аэропорт к определённому рейсу Владивосток – Москва. И всё это за одни сутки и не минуты больше!

Ритуал «Коленопреклонения» проходил на площади Борцов за власть Советов. И в дождь и в солнце, зимой и летом не зарастала тропинка к памятнику солдату со знаменем в руках. Сюда приходили по традиции молодожены в день свадьбы, выпускники и первоклассники – в дни окончания и начала учёбы, моряки – после разлуки с землёй. Здесь встречались ветераны войны и назначались свидания влюбленные. Здесь проводились военные парады и праздничные демонстрации.

КУЗНЕЦОВ ВИКТОР.jpg

азета.jpg

1965 год. Накануне съемок фильма «Вечно в строю». Слева направо: режиссер Олег Канищев, Герой Советского Союза оператор Виктор Кузнецов, оператор Штаба ТОФ (фамилию не помню – О.К.) Архив Олега Канищева

1965 год. Фильм «Вечно в строю» демонстрировался  в День Победы 9 Мая не только по Центральному телевидению, но и в кинотеатрах города Владивостока. Из архива режиссера Олега Канищева

 

Каждая традиция и самая древняя и самая молодая имеет дату своего рождения и автора, зачастую неизвестного. Дата  ритуала «Коленопреклонения» войск Владивостокского гарнизона – 9 Мая 1965 года.  Автор – контр-адмирал Борис Николаевич Потехин, заместитель командующего Тихоокеанского флота по строевой части, которому за разработку церемониала было присвоено Почетное звание «Заслуженный работник культуры РСФСР». Борис Николаевич участвовал в Великой Отечественной войне и в войне с империалистической Японией в августе 1945 года. На Тихоокеанском флоте прошел путь от лейтенанта до вице-адмирала, публиковал свои стихи на страницах газет: «Красная звезда», «Боевая вахта», «Красное знамя», в журнале «Дальний Восток».

Адмирал Потехин вручил мне в Штабе Флота подробнейший, расписанный по минутам, сценарий ритуала с дарственной надписью на титульном листе (к сожалению, раритетный документ утрачен – О.К.). Фильм снимала группа кинооператоров и среди них Герой Советского Союза  Виктор Кузнецов. Наш товарищ был удостоен высокого звания за форсирование Днепра во время Великой Отечественной войны.

Утром 9 мая кинооператоры заняли исходные точки съемок. У каждого сценарный план и указание, какие эпизоды снимать. В бухте Золотой Рог на кораблях, стоящих в кильватерном строю, во главе с флагманом – ракетным крейсером «Варяг» всё готово для торжественного события. Экипажи кораблей стоят по «Большому сбору» на верхней палубе. 

Подается команда: «Смирно». Командиры кораблей, обходят строй моряков, здороваются и поздравляют их с праздником. В ответ раздается троекратное «ура». У флага и гюйса замерли сигнальщики. Раздается команда: «На флаг, гюйс, стеньговые флаги и флаги расцвечивания. Смирно!» Вахтенный офицер, приложив руку к головному убору, командует сигнальщикам: «Флаг, гюйс, стеньговые флаги и флаги расцвечивания поднять!» Личный состав поворачивает голову в сторону флага. Караул берет карабины в положение «на караул». Медленно, под звуки «Встречного марша» скользят флаги в развёрнутом виде. Вот они подняты до места. Оркестр исполняет Государственный гимн СССР.

 

9 МАЯ.jpg

СТАРЫГИНА.jpg

1965 год. Кадр из фильма «Вечно в строю»

1965 год. Кадр из фильма «Вечно в строю»

 

На площади Борцов за власть Советов, перед трибунами построены сводные роты моряков, пограничников и отряд ветеранов. Роты являют привычное глазу единообразие форм: черные ленточки бескозырок и зеленые фуражки пограничников. Сводный отряд ветеранов выглядит непривычно: среди морских форменных фуражек и кителей – штатские пиджаки и кепи. В этом едином, военно-штатском строю рядом стоят те, кто служит, и те, кто отслужил своё и ушёл на заслуженный отдых. В этом есть что-то глубоко значительное и справедливое.

Над площадью торжественно звучит голос диктора:

-Слушай страна! Говорит площадь! Вспомним их поименно, горем вспомним своим, - это нужно не мертвым, это нужно живым…  

На площади бьют главные часы Родины – Кремлёвские куранты. Они отмеряют время и ритм, по которому живет страна « от Москвы до самых до окраин». Начинается, торжественный ритуал коленопреклонения. Привожу запись из моего режиссерского сценария: «Когда в финале фильма вся площадь опустится на колено, когда зазвучат залпы гвардейского крейсера «Варяг», отснятые кадры салюта вставить в фильм в негативном изображении, чтобы вспышки фейерверка, словно черные слезы скорби и печали, медленно текли по белому небу». Так воедино слились героическое прошлое и славное настоящее. И сегодня, даже в простой событийной записи ритуал до сих пор вызывает у меня сильное до дрожи волнение.  Разве можно забыть лицо пожилой женщины, смахивающей слезу, или коленопреклоненных солдат и матросов, застывших в скорби и сдержанной мужественности! Или девушку блондинку с траурной лентой на светлых волосах в окружении коленопреклоненных курсантов Высшего морского училища! Фильм «Вечно в строю» был отснят, смонтирован и озвучен в один день. И вечером лента отправлена самолетным рейсом в Москву. Столица 9 МАЯ увидела в вечернем выпуске телевизионных новостей волнующие кадры торжественного ритуала из Владивостока.

Мы кинематографисты любили снимать центральную фигуру трубача-красноармейца. Он смотрит в сторону океана и напоминает нам о событиях, которых мы не вправе забывать. Только жаль. что был уничтожен старинный парк с вековыми деревьями и кустами сирени. Где по вечерам у самого океана играл духовой оркестр. И в центре города витало облако, напоенное запахами моря и цветущей сирени.

ШКОЛА РАЗВЕДКИ.jpg

1962 год. Выпускники разведшколы, факультет радиотехнической разведки. Справа в первом ряду младший инженер-лейтенант Олег Канищев. Снимок из архива режиссера О.А.Канищева

Офицерскую подготовку я получил на военной кафедре Ленинградского института киноинженеров, по профилю – командир радиовзвода.  26 июня 1960 года принял военную присягу -  и с этого дня старался добросовестно исполнят свой долг перед Родиной.

Первую воинскую награду – Грамоту «За отличные успехи в боевой и политической подготовке, примерную дисциплину и безупречную службу» мне вручил  генерал-майор А.Соловьянов - начальник разведшколы, которую я окончил летом 1962 года.

Я прослушал и в полевых условиях отработал ускоренный 75-дневный курс по специальности «радиотехническая разведка», и в звании младший инженер-лейтенант был причислен к частям особого назначения. Приказом №17 по Дальневосточному военному округу от 14.04. 1964 года  мне было присвоено воинское звание лейтенант. Отец поздравил меня и премировал  поездкой на Черноморское побережье Кавказа.

Смена ВУС - военной учетной специальности командира радиовзвода на офицера разведки было первым шагом к осуществлению постановки «Морской пехоты», одной из лучших моих картин на военно-патриотическую тему. 

В 1963 году руководство Вооруженных сил СССР пересматривает отношение к  Военно-Морскому Флоту. По существу предлагалось воссоздать такой род войск как морская пехота.  В составе Краснознамённого Тихоокеанского флота  был создан 390-й отдельный полк морской пехоты с дислокацией в поселке Славянка Приморского края. На базе этого полка морской пехоты в середине 1967 г. руководством ВС СССР  была сформирована 55-я дивизия морской пехоты. И вот волею случая Ленинский военкомат Владивостока направляет меня на 10 дневные сборы в 263-й отдельный разведывательный батальон  55-ой дивизии морской пехоты КТОФ на должности командира разведроты.

Untitled-2 copy.jpg

1969 год. Лейтенант О.А.Канищев на должности командира разведроты 263-го отдельного разведывательного батальона.

Архив режиссера Олега Канищева

Дело было ранней весной 1969 года. Военкомат призвал меня на десятидневную переподготовку на должности командира роты отдельного разведбата 55-й дивизии морской пехоты. Офицеров батальонной разведки размести в чистом поле в палатках в чистом поле.  Стояла ранняя весна и распутица. Сапоги в считанные минуты покрывались грязью. В апреле в Приморье солнце прогревает воздух до плюсовой температуры так, что мы ходили на занятия в гимнастерках. Но после отбоя в брезентовой палатке стоял свирепый холод, и офицеры коротали ночь за травлей анекдотов и всяческих житейских небылиц.

 Десять бессонных ночей я провел в полудреме, проигрывая предлагаемые обстоятельства. Интересно, - задавал я себе вопрос, - как бы я повел себя, если это были фронтовые условия, о которых мне рассказывал отец. Вся его бригада, пережившая  на Невской Дубровке  самую суровую зиму 1941 – 1942гг блокадного Ленинграда, была зарыта в промерзшую землю.   Это были не блиндажи в три наката, а утлые землянки, укрытые от пронизывающего ветра солдатскими плащ-палатками.    Десятидневное испытание холодом хватило мне, чтобы созрел замысел снять фильм о суровых испытаниях флотской службой. О моих ровесниках и поколении морских пехотинцев сороковых-пороховых лет. К слову сказать, мои ночные фантазии, помоги мне превозмочь усталость и «недосып», и я даже не простыл.  А болеть мне было, действительно, нельзя, поскольку после сборов я запускался на две большие полнометражные картины  «Города и годы» по заказу Центрального телевидения и Министерства путей сообщения СССР.

Прошло несколько лет за трудами и съемками. И вот летом 1972 года в аэропорту Владивостока я увидел среднего роста, подтянутого, сухопарого генерала в красивой форме морской пехоты. Мое сердце забилось тревожно. Вот он случай, который нельзя упустить. Если я сейчас не подойду  к незнакомцу, я себе этого никогда не прощу – уговаривал я себя. Голос из репродуктора объявил посадку на самолет Москва- Владивосток. Он, словно стартовый пистолет, толкнул меня к генералу, и я лихо, по-лейтенантски отрапортовал: «Товарищ генерал-майор, разрешите представиться…». Я быстро изложил суть моего предложения снять фильм о морской пехоте. Мы обменялись телефонами, и я счастливый, как мальчишка, галопом побежал на посадку. Из Москвы позвонил в Ленинград отцу и взволновано сообщил: «Папа, ты представляешь, я, кажется, буду снимать фильм о морской пехоте, в местах, где прошла твоя служба в частях береговой обороны Тихоокеанского флота. Как бы я хотел, чтобы ты был рядом для консультации съемок».

По возвращению во Владивосток мы встретились с генералом. Павел Федорович Казарин всего год, как принял командование 55-ой дивизией морской пехоты, и был крайне заинтересован в наших съемках. В дивизии разворачивалась стройка новых объектов для успешной боевой подготовки и проживания морских пехотинцев.  Генералу хотелось показать успехи дивизии руководству флота и, может быть, самому покровителю морской пехоты  Адмиралу Флота Советского Союза Главнокомандующему  ВМФ  дважды Герою Советского Союза Сергею Георгиевичу Горшкову.

КОМАНДИР ДИВИЗИИ.jpg

Командир 55 дивизии морской пехоты генерал Павел Федорович Казарин по праву считается одним из авторов к.ф. «Морская пехота».

От одного перечисления генералом состава дивизии у меня голова пошла кругом: как это все снять и рассказать в документальном фильме объемом в 30 минут. Представьте себе, в «развернутое хозяйство» генерала входило: три полка морской пехоты, танковый полк, два отдельных реактивный и зенитно-ракетный артиллерийские дивизионы,  отдельный разведывательный батальон. Добавьте к этому перечню: отдельный батальон связи,  отдельный инженерно-десантный батальон, отдельный морской инженерный батальон, отдельный ремонтно-восстановительный батальон, отдельный противотанковый дивизион, отдельный батальон материального обеспечения, рота химической защиты, медико-санитарная рота, автомобильная рота. И на роль главного героя  киноленты претендовало 7000 человек: стройных, высоких, с отличной выправкой и физической подготовкой, одетых с иголочки в обмундирование 5-и видов, для всякой погоды, для торжеств и боевой подготовки.

Каждое  утро за мной приходила дивизионная машина, и мы с офицером штаба уезжали на осмотр частей дивизии, Я продолжал надеяться, что в результате этих встреч  найду сценарное решение. Хорошо было бы встретить такого обаятельного морпеха, такого «Василия Теркина» - размышлял я, - чтобы он от лица всех ребят рассказал о трудностях  армейской жизни, о боевой мощи морской пехоты. Чтобы «наш Теркин» после заключительного эпизода «Взятие штурмом высоты» с улыбкой сказал:

Нет, ребята, я не гордый.

Не заглядывая вдаль.

Так скажу: зачем мне орден?

Я согласен на медаль!

Но такая удача, такая встреча выпадает редко. У меня было всего четыре раза, когда я снимал дорогого моему сердцу директора Владивостокского судоремонтного завода Александра Дардыкина (к/ф. «Формула успеха» получил Золотую медаль  ВДНХ, 1984г); руководителя города Находка необузданного оптимиста Вячеслава Романюка (к/ф. «Размышление по поводу» удостоен Приза на Х Всесоюзном фестивале телевизионных фильмов в Алма-Ате,1983г.), Марию Захаровну Петрову - маму, погибшего пограничника на Даманском Николая Петрова (к/ф."Здравству, мама" лауреат Премии Н.Островского и КГБ СССР, награжден медалью "45 лет Даманским событиям") и легендарного подводника Героя Советского Союза вице-адмирала Григория Щедрина (к/ф.«Помни войну», 1985г.).

В конце-концов мы договорились с Павлом Федоровичем Казариным, что будем снимать «коллективного героя» на базе 390 полка морской пехоты в Бамбурово и танкистов 150 ТП во Владивостоке. Это были лучшие части в дивизии по всем показателям. С помощью генерала и его штаба отобрали 20 эпизодов, составили сценарный план фильма, исходя из плана боевой подготовки личного состава дивизии.   Утвердили ответственных офицеров за подготовку и проведение  киносъемок в соответствии с мерами безопасности.  Работалось нашей группе плодотворно и легко, поскольку командир части генерал-майор Казарин организацию съемок взял под свое крыло. В подготовительный период написания режиссерского сценария большую помощь в планировании оказали мне  начальник штаба полковник Юхимчук и командир 150 танкового полка полковник Гривнак.

Павел Федорович Казарин взвалил на свои плечи вопрос согласования  сценарного плана в Политуправлении и в Штабе КТОФ. Мне оставалось только украсить сценарный план художественными перлами, чтобы он приобрел товарный вид литературного сценария, «удобоваримого» для членов художественного совета. Первый вариант сценария худсовет не принял. Второй - снова отправили на доработку. Я почувствовал, что цветущее дерево моего труда под топором редактуры превращается в телеграфный столб. И к третьему худсовету   предъявил письмо из Штаба дивизии, где было сказано, что за срыв сроков съемок дивизия привлечет лейтенанта О.А.Канищева на три месяца сборов. Руководство «Дальтелефильма» побоялось испортить отношение с флотом, и отпустила меня с богом.

тревога.jpg

енерал.jpg

Съемки эпизода «Боевая тревога» В кадре танкисты  4-й роты, 2 –го батальона, 150-ТП  Снимок из архива режиссера Олега Канищева  

Съемки эпизода «Боевая тревога». За спиной режиссера Олега Канищева ведет любительскую киносъемку командир дивизии генерал П.Ф.Казарин.

танки на марше1.jpg

ъемочная группа2.jpg

Кадр из фильма «Морская пехота» 150-ый танковый полк на марше. Автор-режиссер О.Канищев, операторы В. Гребенюк, П.Якимов, звукооператор

Е. Федорец, монтажница Е.Старыгина

Съемочная группа «Морской пехоты». Слева на права: режиссер Олег Канищев, асс. режиссера Николай Ермоленко, оператор Пётр Якимов. Из архива режиссера Олега Канищева

ФИНАЛ СЪЕМОК.jpg

Финал съемок фильма «Морская пехота». Съемочная группа слева направо: автор сценария и кинорежиссер Олег Канищев, ассистент режисера Николай Ермоленко, оператор Виктор Гребенюк, оператор Петр Якимов.  Из архива режиссера Олега Канищева.

Съемочный период прошел, как говорят военные, штатно, без приключений. Все эпизоды фильма проходили с участием офицеров штаба дивизии, - дисциплина была на высоте. Генерал-майор Казарин оказался страстным кинолюбителем. Часто присутствовал на киносъемках со своей камерой и снимал параллельно эпизоды. Его присутствие помогало съемочной группе решать мобильно вопросы, связанные с тем или иным уставом или регламентом. Так во время эпизода «Боевая тревога» танки должны были выходить из боксов по регламенту в шахматном порядке. Меня это не устраивало по темпу, - слишком медленно. Вопрос был решен Казариным в считанные минуты. Генерал обратился к танкистам: «… что во время войны под снарядами противника вы будете медленно выползать, чтобы не задет друг друга. Отставить команду « в шахматном порядке». Выходить из боксов всем строем».

Надо сказать, танкисты в нашем фильме проявили чудеса мужества и мастерства, особенно механики-водители Я был доволен эффектным кадром, правда, один танк снес ворота бокса – на войне как на войне. Вот как вспоминает этот эпизод танкист, младший сержант Виктор Сумерин. «Дорогой Олег Александрович! Какие всё-таки замечательные были времена, 70-е годы. Всегда с ностальгией и трепетом вспоминаю свою службу в 55 дивизии морской пехоты. Служил я 1971 - 1973 годы, в 150 танковом полку морской пехоты, командиром среднего танка, машина номер - 148. Командиром полка сначала был п-к Люзаков " батя ", потом его сменил п-к Гривнак Я.В. 

Три друга.jpg

1973 год. Друзья морские пехотинцы – участники съемок фильма «Морская пехота» Слева направо: В.Сумарин, В.Тахтуев, А. Алёхин. Из архива Виктора Сумерина.

В съёмках фильма «Морская пехота» участвовал наш 2 танковый батальон, а конкретно, наша 4 танковая рота. Это наши парни, в этом фильме кричат " тревога " стоя дневальными возле тумбочки, потом мы все бежим в «оружейку» за оружием. Затем - по лестнице на улицу. Строимся на улице и строем бежим в парк боевых машин, где заводим свои танки.  Выезжаем из боксов и в походной колонне  выдвигаемся на исходную позицию в Горностай.

 Очень хорошо помню все моменты съёмок фильма " Морская пехота ". Помню, как один из механиков-водителей, перестраховался и не до конца выехал, при повороте танка задел ворота, чем причинил ущерб боксу 2 танкового батальона. При просмотре фильма «Морская пехота» чувства были - не передать! Слёзы наворачивались сами собой, хотелось опять туда и снова со всеми».

С командиром танка, Виктором Сумериным я до сих пор поддерживаю связь. Он живет в Новосибирске, уже на пенсии, но продолжает работать в одной из служб  железной дороги электромехаником связи.  Виктор уже дедушка, у него двое внуков.  Именно он помог мне приобрести аппаратуру, чтобы оцифровать «Морскую пехоту» и дать кинофильму вторую жизнь на просторах Интернета.

Какие лихие ребята были танкисты полковника   Ярослава Васильевича Гривнака!!!  Без них морская пехота - просто "портянки".  Вспоминаю, как великолепно они провели ночные стрельбы на ходу, как смело форсировали водную преграду, высаживаясь с десантных кораблей, как с отвагой атаковали крутые сопки в финальном эпизоде "Высадка десанта» Славное время были 70-ые годы, чтобы не говорили нам нынешние властители дум.

В 1972 году, 150 танковый полк морской пехоты, был признан лучшим танковым полком в Союзе и награждён вымпелом Министра обороны СССР " За мужество и воинскую доблесть ". Танк номер - 102, командира 2 танкового батальона м-ра Ханчасова, был признан лучшей машиной 55 дивизии морской пехоты.

Танки это мощь, это оружие, это гордость. Но танковые учения, танковые сражения невозможны без пехоты и артиллерии. Эпизоды фильма:  «марш-бросок», «полоса препятствий», «взятие штурмом высоты»  «борьба с танками противника», «рукопашный бой» проходили на базе 390 полка морской пехоты. Не забыли мы и артиллеристов. В фильме «отстрелялись» на отлично ребята из 129-го реактивного артиллерийского и 288-го зенитного ракетно-артиллерийского дивизиона. Хочу отдельно поблагодарить взводных и ротных командиров, частей, участвующих в съемках. На них, как во время Великой Отечественной войны, легли все тяготы съемок, мои режиссерские «фантазии», ответственность за жизнь личного состава и съемочной группы. Недаром в «Ленинградской застольной» на стихи П.Шубина есть прекрасные строки о ротных: «Вспомним тех, кто командовал ротами, кто умирал на снегу, Кто в Ленинград пробирался болотами, горло сжимая врагу».

После окончания съемок, монтажа и печати копий фильм «Морская пехота» в Главке фильмопроизводства Государственного комитета телевидения и радиовещания СССР получил хорошую оценку. И был рекомендован для показа по Центральному телевидению. Киноленту растиражировали для всех республиканских и областных студий ТВ. Две копии фильма я передал генералу Казарину и  матросскому клубу дивизии. Многие годы фильм показывали новобранцам, впервые вступающим на трудную, но и почетную для ребят службу морпехов.  Сторожили части, говорят, ленту затерли до дыр.

тарный парус.jpg

ФЕСТИВАЛЬ1974.jpg

1974 год.   Главного Приза «Янтарный парус» VI Всесоюзного фестиваля «Человек и море»  за фильм «Морская пехота». Из архива режиссера Олега Канищева.

1974 год. Участники и гости VI Всесоюзного фестиваля «Человек и море» в программе Калининградской студии телевидения.

А я  вкусил успех коллективного нашего труда на VI Всесоюзном фестивале «Человек и море», проходившем в Калининграде в 1974 году.  Фильм «Морская пехота» был удостоен Главного Приза «Янтарная волна» и Приза Дважды Краснознаменного Балтийского Флота. Морпехи-балтийцы Гвардейского полка морской пехоты вручили мне Гвардейский знак и берет. С тех пор я представляюсь: «Честь имею, отставной гвардии капитан морской пехоты».

После вручения наград и банкета по случаю окончания фестиваля я, опьяненный успехом, позвонил отцу: Папа, я получил за «Морскую пехоту» Главный приз. Спасибо, папа, за науку! Это твоя заслуга! Фильм я посвятил тебе и твоим однополчанам!». Отец долго молчал. А потом сдавленным голосом тихо произнес: Спасибо, сын, ты сделал меня счастливым!».

Прошло 40 лет со дня съемок фильма «Морская пехота! Пламенная молодость сменилась беспокойной старостью. Бравые герои моей киноленты, друзья давно отшумевшей военной службы стали пенсионерами. Многие обзавелись внуками и правнуками. Да и я сам еду не на ярмарку, а возвращаюсь с  неё. И вот подарок судьбы. Действительно, как поется в одной известной песни:          « надо только выучиться ждать, надо быть спокойным и упрямым, чтобы порой от жизни получать радости скупые телеграммы». 18 января 2014 года флотская газета «Боевая вахта» по этому поводу писала: «Очередное собрание общественной организации ветеранов-танкистов «Бастион» было посвящено 40-летию документального фильма «Морская пехота», снятому режиссером «Дальтелефильма» Олегом Канищевым. Бывшие морские пехотинцы и танкисты разыскали автора, чтобы сказать ему слова благодарности за фильм, ставший для них целой эпохой. Олег Канищев, автор и режиссер фильма «Морская пехота» для бывших танкистов и морских пехотинцев человек, которого они давно хотели познакомиться лично. Он для них кумир — ведь его кинолента, снятая в 1973 году, сорок лет назад, стала для них целой эпохой. Олегу Канищеву была вручена юбилейная медаль в честь 45-летия со дня основания 150 танкового полка, и были сказаны слова искренней благодарности, режиссеру, который и сам стал уже легендой».

БОЕВАЯ ВАХТА2 copy.jpg

КАНИЩЕВcopy.jpg

НА ПОСОШОК: Величайшая польза, которую можно извлечь из профессии режиссера-документалиста – потратить жизнь на фильмы, которые тебя переживут. В моем послужном списке значатся киноленты: «24 часа на заставе», «Вечно в строю», «Уходят на флот лейтенанты», «Суворовцы», «Морская пехота», «Крылатые моряки», «С якоря сниматься», «Мальчишки мечтают о море», «Парад», «Здравствуй, мама», «Помни войну», «В тот день закончилась война». Но самой любимой и почитаемой была, есть и останется «Морская пехота» - ей 45 лет, она живет новой жизнью в Интернете, её любят и смотрят морпехи, она родом из моего детства.   Этот фильм дань отцу и его поколению за нравственное воспитание. Это память о воинской чести и дружбе. В конце-концов, в этой ленте я исполнил  свою детскую мечту стать военным моряком, как отец.

Олег Канищев

«Морская пехота» родом из моего детства» - 3 часть».

Версия для сайта «Студия «Дальтелефильм»

приурочена ко Дню защитника Отечества.

23 февраля 2017 г. Владивосток

Вернуться в начало.