В бой идут девушки

(к 65-ой годовщине Победы в Великой Отечественной войне)

ополнение матросов-девушек 1942г Ленфронт.jpg

Новое пополнение девушек-матросов с командованием части. Ленфронт 1942г

 

 

Рассветным утром 22 июня 1941 года взорвалась мирная тишина нашей Родины. Пожары, жестокие бои. И ещё -  недвижные часы на вокзалах, площадях, улицах. Брызнув стеклами, они остановились в грохоте бомб.

 

Моего отца – Александра Федоровича Канищева - кадрового командира ВМФ война застала на Балтике.

8 сентября 1941 года немцы захватили Шлиссельбург, прекратилось сухопутное сообщение Ленинграда с Большой землей. Началась 900-дневная блокада.

Оказавшись волей фронтовой судьбы в блокадном Ленинграде, отец всю войну провоевал на разных участках Ленинградского оборонительного рубежа. К этому времени по приказу Г.К.Жукова большинство частей флота оказались на берегу и, по сути, превратились в бригады морской пехоты.

 

В архиве моего отца сохранилась любопытная фотография: группа флотских командиров, среди которых в центре – мой отец, в окружении девушек-краснофлотцев. Снимок сделан летом 1942 года, когда по распоряжению Государственного Комитета Обороны от 25 марта, 13 и 23 апреля начались массовые мобилизации среди женщин. Свыше 300 тысяч женщин  было призвано в войска ПВО, сотни тысяч пришли на службу военно-медицинские учреждения санитарной службы Красной Армии, войска связи, в дорожные части.

В мае 1942 года было принято постановление ГКО о мобилизации 25 тысяч женщин в Военно-Морской Флот. К этому периоду и относится этот снимок.  Девушки прибыли на Ленинградский фронт по «Дороге Жизни». Это дорога - единственная военно-стратегическая магистраль, проходившая через Ладожское озеро и связывавшая в сентябре 1941 по март 1943 года осажденный Ленинград со страной. Зимой – по ледовой трассе, а летом - кораблями Ладожской флотилии перевозились стратегические грузы, вооружение и людские резервы.

Девушки на снимке еще не нюхали пороха, у них нет боевых наград – всё у них впереди. Первую правительственную награду они получат в декабре 1942 года – медаль «За оборону Ленинграда». А пока новобранцы легкомысленно улыбаются в объектив фотографа. Девичьи косы остались на полу у тылового цирюльника. На голове - мальчишеские чубчики. Стрижка - полубокс. Некоторые для съемки успели сделать завивку. Способ простой, фронтовой: при помощи газетных бигуди, солдатского мыла и пара из котелка с кипящей водой. Такого перманента хватало на 10 дней до ближайшей помывки. Румянец на щеках наводили свеклой из скромного матросского рациона. А еще брали траву пагоду: потрешь щеки, и они трое суток пылают румянцем. Отец рассказывал маме, что девушка-писарь части изобрела уникальный способ изготовления туши для ресниц. Берутся черные чернила с кусочком мыла, в консервной банке заваривается эта смесь. А когда застынет – тушь готова к употреблению.

 Но вернемся к фотографии. Третья справа девушка-матрос стоит в белых носочках – по моде мирных лет. Это нарушение устава. Необходимо носит только темные хлопчатобумажные чулки. Кто-то на складе флотского вещевого довольствия вместо берета выпросил лихую бескозырку – желанный головной убор настоящего скитальца морей. Пока всё сходит с рук. Флотская форма –  синяя голландка с голубым гюйсом и тельняшка девушкам к лицу. Этот значительно элегантнее, нежели зеленая гимнастерка и серая шинель пехоты.

Через несколько недель они научатся выбеливать хлоркой гюйсы. Вырезать на тельняшке глубокое декольте - в три полоски. Ушьют  юбки и бушлаты по фигуре, чтобы отцы-командиры, обремененные тоской по женскому телу,  не круто требовали соблюдения устава.

У девушек-матросов пока нет знаков различия. Только в феврале 1943 года Указом Президиума ВС СССР для личного состава ВМФ учредят новые знаки различия – погоны.

Дело ратное для женщин не из простых. Мелочей в нем нет. Мало нравится начальнику, ведь как-никак, он интересный мужчина, хоть и женатый. Надо еще исполнять черносошный воинский труд. Надо уметь послать точно пулю в цель. Суметь это сделать после изнурительного перехода, бессонной ночи на вахте, в жару, стужу, среди разрывов.

Четыре страшных года калились в огне стойкость женщин-фронтовиков. В реальности военного бытия, где до смерти четыре шага, счастливы были девушки-краснофлотцы, что табачком разжились, что в условиях блокадного Ленинграда военное лихо кашей заели, что под смертью ходили и живыми остались.

Кажется, знаменитый и всеми любимый нами кинофильм «А зори здесь тихие» по одноимённой новелле Бориса Васильева  был создан  Станиславом Ростоцким, на основе просмотра сотен групповых фотографий женщин-фронтовиков. На снимках этого жанра можно найти и Лизу Бричкину, и Женьку Камелькову Риту Овсянину, и Галку Четвертак. Глядя на их улыбающиеся лица, создается стойкое  ощущение, что все они, запечатленные на этом снимке, прошли жестокую войну и вернулись домой!

апа с НДП.jpg

А в сорок пятом - как их встречали! Цветы взлетали россыпью ракет. Столы накрывали на улицах. Под трофейные аккордеоны танцевали Рио-Риту и венские вальсы. Как их любили, как уважительно относились к ним, одетых по военной моде – в солдатские сапоги, гимнастерки, матросские фланельки. Ситцевое платье и синий платочек – были пределом счастья для фронтовичек в первые мирные дни.

В сорок пятом кончились только бои. А потом ещё надо было поднять из руин, оставленных войной, почти полстраны. И тут они были везде первыми: женщины-солдаты и матросы, сержанты и старшины. Они строили, затянув пояса, учили детей и доучивались сами.

Уже скоро, совсем скоро исполнится 65 лет с той поры, когда «майскими короткими ночами, отгремев, закончились бои…» Кажется, было недавно, во всяком случае, на моем веку. А уже прошло 65 лет. Что ж, время есть время. И скоро наступит пора, когда все меньше бойцов будет приходить в майский день на встречу однополчан. Среди офицеров, запечатленных на снимке,  живых не осталось никого (отец скончался в 1982 году). А девушкам-краснофлотцам, призванным в 1942 году, - сейчас под девяноста. Теперь они обнажают головы,  услышав, что больше не придет матрос Петрова, что нет главстаршины Кати. А матросские сыны куда старше своих мам и отцов на пожелтевшей фотографии.

Олег Канищев

Владивосток, 10 апреля 2010г.

Hosted by uCoz